Farasan Banks, Красное море

Еще целых восемь минут я наслаждаюсь плаванием на глубине, потом слышу звуковой сигнал. Говоря иначе: закончилось бездекомпрессионное время. Честное слово, не стоит до этого доводить, находясь так далеко! А конкретно — посреди Красного моря, на аравийской стороне, у Farasan Banks. Редко где-нибудь встретишь такую же прозрачную воду, как здесь. Неудивительно, что мы с напарником сегодня спустились несколько глубже — видимость больше 50 метров. Мы проплываем между огромными коралловыми блоками над песчаным хайвэем, на котором вырисовываются небольшие рифы. Но, если присмотреться внимательнее, оказывается, что время от времени они передвигаются. Неужели глубина на нас так действует? Ничего подобного: маленькие рифы на самом деле — здоровенные черепахи. Неслучайно это место называется “Turtle-Alley”.

Пышным цветом
Наше роскошное судно Dream Masters встало на якорь у южной оконечности небольшого песчаного острова Malatbu Island. Следы животных на пляже и в самом деле нельзя было не заметить. Поэтому нам так не терпелось их увидеть. И вот они позируют перед камерой на глубине, ничуть не робея, Я считаю — вот номер девять, особенно красивый экземпляр. Тут заканчивается пленка, да еще закапчивается время… Как и положено, начинаем подъем, минуя пару спящих рифовых акул, которые, впрочем, туг же скрываются вдали. Мы медленно поднимаемся вдоль грандиозной отвесной стены. На кораллах как твердых, так и мягких не видно следов повреждений. Невероятно: Красное море здесь девственно, так Жак-Ив Кусто 50 лет назад описывал тайны и загадки этих мест во время своих экспедиций на «Calypso».
После Большою Барьерного рифа у австралийского побережья, это — самая крупная коралловая зона во всем мире. Архипелаг шириной около 30 миль, в длину растянулся на сотни морских миль — от Джедды па юг до самой границы с Йеменом. Это — коралловый лабиринт с несметным количеством островов и рифов. В 95% мест еще никто не нырял! Мечта, которая в ближайшем будущем может осуществиться для небольшого числа аквалангистов. Небольшого — потому что на всем участке работают только два сафарийных судна. Одно из них — Dream Masters, другое — «Dream Voyagers, и оба фешенебельных лайнера принадлежат саудовскому принцу Абдулле Бин Сауду. Его Королевское Высочество одновременно является и владельцем Dream Divers — дайв-центра, организующего подводное плавание на кораблях.


Предыдущая публикацияРыбья любовь

2 comments

  1. Pipe says:

    Дек 12, 2014

    Many many qulatiy points there.

  2. Neville says:

    Фев 11, 2016

    How many are there in a book? purchase tadalift In the article, Edwards and his colleagues discuss how they are using diagnostic tools developed at NIF to determine likely causes for the problem. “In some ignition tests, we measured the scattering of neutrons released and found different strength signals at different spots around the D-T capsule,” Edwards said. “This indicates that the shell’s surface is not uniformly smooth and that in some places, it’s thinner and weaker than in others. In other tests, the spectrum of X-rays emitted indicated that the D-T fuel and capsule were mixing too much—the results of hydrodynamic instability—and that can quench the ignition process.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>